Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 Мы зарегистрировали


Контрафакт как наркотик - за хранение уже ответственность. или Что скрывают склады "Аленки"?!

Опубликовано 17.12.2014

Суд по интеллектуальным правам 5 декабря 2014 года вынес постановление № С01-1052/2014, которым дело № А03-639/2014 было отправлено на новое рассмотрение с отменой ранее принятых по нему судебных актов.

Процессуально суть спора выразилась в исковом заявлении ФКП "Союзплодоимпорт" к ООО "Аленка" о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и наименования места происхождения товаров. Факт нарушения исключительных прав был установлен при проверке сотрудниками полиции принадлежащего ответчику склада, в котором была обнаружена и изъята алкогольная продукция, маркированная средствами индивидуализации истца.

"Союзплодоимпорт", полагая, что хранение подобной алкогольной продукции осуществляется с целью ее дальнейшего введения в гражданский оборот, обратилось с иском в суд.

Однако Арбитражный суд Алтайского края не разделил возмущение истца и отказал в удовлетворении его требований, указав, что само по себе хранение контрафактного товара нарушением исключительного права не является, поскольку движение такого товара при хранении отсутствует.

Да и вообще, судьи с Алтая, в подтверждение поговорки: "Сибиряк не поверит, пока не проверит", посетовали на тот факт, что к материалам дела не было приобщено ни одного образца товара в качестве вещественного доказательства, а без этого невозможно достоверно установить были ли на самом деле размещены спорные товарные знаки на изъятом товаре... С таким выводом суда первой инстанции в какой-то степени согласиться можно, ведь фотографии в материалах данного гражданского дела не заверены, а "фотошоп", знаете ли, еще никто не отменял!

Апелляционная инстанция помочь истцу ничем не смогла из-за пропущенного срока на обжалование состоявшегося судебного акта.

А вот СИП, рассмотрев дело в кассационном порядке, нашел массу оснований для отмены обжалуемого решения в силу нижеизложенных обстоятельств.

Во-первых, хранение контрафактных товаров может быть признано самостоятельным нарушением исключительного права, если осуществляется оно с целью дальнейшего введения таких товаров в гражданский оборот.

Во-вторых, наличие цели введения хранимого товара в оборот должно презюмироваться, а значит логично, что опровержение этой цели возлагается на ответчика, а не на истца, как это было сделано при рассмотрении дела в суде первой инстанции, вопреки правилам распределения бремени доказывания.

В-третьих, члены СИП разъяснили, что непосредственное исследование контрафактного товара как вещественного доказательства при наличии в материалах дела его фотографий не является безусловно необходимым, так как в подобных ситуациях производится сравнение обозначений, а не сопоставление товаров. Более того, Президиум ВАС РФ по этому поводу придерживается категоричного мнения: "вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и, по общему правилу, может быть разрешен судом без назначения экспертизы".

Между тем, следует заметить, что фотографии контрафактного товара поступили в суд в том виде, в каком они имеются в материалах проверки органов внутренних дел, при этом ответчиком их подлинность не опровергается.

Исходя из изложенного, обжалованный судебный акт был признан основанным на неправильном применении норм материального права и отменен. Дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.